ВККС РФ Выбрать ККС субъекта
Квалификационная коллегия судей
Кемеровской области

Календарь

  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
    Будущие заседания
    Прошедшие заседания

    СМИ

    Интервью Председателя ВККС РФ Н.В. Тимошина

    Николай Тимошин: "Повлиять на решения ВККС могут закон и факты"

    В последнее время работа ВККС привлекла повышенное внимание судейского сообщества. Связано это, во-первых, с уникальным отбором судей в новые субъекты РФ. Но по большей части некая настороженность появилась еще раньше, после работы СКК. Эта специальная структура, отбирала кандидатов для объединенного ВС, и по результатам ее работы в кулуарах заговорили о многозначном "родственном фильтре", когда судей с существенным стажем "не пропускали" из-за работы члена семьи, например, юрисконсультом (подробнее по тегу СККС тут>>). Отреагировал и Совет судей, на его сайте еще в прошлом годупоявилась информация о том, что готовится документ по разработке критериев отбора, однако до сих пор движения нет, появятся ли какие-то новые нормы, неизвестно. Поговорить о работе квалифколлегий с "Право.Ru" согласился председатель ВККС, судья Верховного суда Российской Федерации Николай Тимошин.

    – После работы Специальной квалификационной коллегии, которая, бывало, отказывала кандидатам из-за работы членов семьи по юридическим профессиям, в сообществе заговорили о "родственном фильтре". С чем связано его появление и активное применение?

    – Не знаю автора такого понятия. Думаю, оно возникло вне стен Специальной коллегии и тем более вне стен квалификационных коллегий. Впрочем, дело не в обозначении тенденции, каким бы метким оно ни было. Дело в сути. А она заключается в том, что как до работы Специальной коллегии, так и сейчас предпринимаются усилия, чтобы исключить возникновение объективных условий для коррупционных проявлений. Поэтому и обращаем внимание на то, где и кем работают родственники претендентов на судейские должности.

    – Существуют ли критерии оценки возможного влияния на судью личности родственника?

    – Такие критерии вырабатываются практикой. Как правило, речь идет об исключении влияния не на судью, а на принятие им решений. Реальное, то есть оказанное, влияние можно оценить, зная его характер и последствия. Труднее оценить его возможность. Из чего следует исходить при оценке именно возможного влияния? Из степени родства? Но, случается, самые близкие родственники не общаются, а посторонние люди имеют тесные контакты. Во всяком случае, такую постановку вопроса – оценить возможное влияние родственников – можно считать некой научно-практической задачей. Мы руководствуемся нормами закона, которые гласят: кандидатом на должность судьи не может быть лицо, состоящее в близком родстве или свойстве с председателем или заместителем председателя того же суда.

    Но подчеркну, это минимальные требования. Практика шире и сложнее, и могут быть учтены родственные связи претендента, которые могут повлиять на надлежащее исполнение им должностных обязанностей, или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью претендента и правами и законными интересами граждан и организаций.

    – Планируется ли разработка документа, регламентирующего оценку такого влияния?

    – Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации такую разработку не планирует.

    – А ведется ли у вас какая-то работа по уточнению критериев отбора судей? 

    – Нет. Критерии общего порядка и принципиального значения определены всем известными федеральными законами и Законом Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации". Менять их, на мой взгляд, нет никакой необходимости. Происходит уточнение некоторых даже не критериев, я бы назвал их элементами критериев, причем процесс происходит в результате естественной реакции правоприменителей на изменения законодательства. К примеру, вслед за появлением законодательных норм об усилении борьбы с коррупцией квалификационные коллегии судей стали больше внимания уделять выявлению конфликта интересов, причем потенциального конфликта интересов.

    – На что тогда опирается квалифколлегия, принимая решение по тому или иному кандидату?

    – Опирается, прежде всего, на закон. Любой претендент может внимательно прочитать Закон о статусе судей, конкретно его статьи 3, 4, и уяснить, каким формальным требованиям он должен соответствовать и в чем будет ограничен при назначении на должность. Если не соответствует по возрасту, образованию, стажу работы по юридической специальности и другим параметрам, незачем и заявление подавать: коллегия не сможет допустить такого заявителя к участию в конкурсе. Более того, он даже не вправе сдавать квалификационный экзамен. Но такой отсев в квалификационных коллегиях судей встречается редко.

    А в целом претенденты предоставляют коллегии много информации о себе. Естественно, ее достоверность проверяется соответствующими органами и службами. Если обнаруживается, что претендент скрыл что-то или указал недостоверные данные, закон не дает нам возможности рекомендовать это лицо кандидатом на должность судьи. Так что забывчивость для будущего судьи, мягко говоря, нежелательна. И конечно, недопустимы темные пятна биографии в виде нарушений законов, проступков.

    Очень важно понять, что проверенной и достоверной информации о претендентах у коллегии, как правило, достаточно, чтобы мы могли составить адекватное представление о человеке, его жизненном пути, работе, правилах, интересах, жизненных ценностях. И потом претендента оценивают люди, чей профессиональный юридический и жизненный опыт трудно и даже невозможно переоценить. Из совокупности мнений рождается коллегиальная оценка. А конкурсность отбора сама по себе повышает значение деталей, нюансов, когда при, казалось бы, прочих равных данных о претендентах кто-то выделяется, например, большим опытом юридической работы, более высокими оценками экзаменационной комиссии и т. д.

    Иногда говорят, что кто-то мог повлиять на решение коллегии, но я не могу себе представить, как можно повлиять на 29 членов коллегии. И на своем опыте убеждаюсь – повлиять могут, но только закон и конкретные и убедительные факты.

    – Часто на заседаниях ВККС у кандидатов спрашивают про административные правонарушения. Какие считаются критичными, а какие можно простить?

    – Я думаю, как вы, так и общество разделяет нашу позицию в том, что состав проступка, форма вины, обстоятельства его совершения и наказание могут повлиять на мнение о претенденте. Возьмем по два правонарушения: нарушение правил применения ремней безопасности и управление автомобилем в состоянии наркотического опьянения; нарушение срока постановки на учет в налоговом органе и оказание финансовой поддержки терроризму. Есть разница? На наш взгляд есть, хотя нарушения в одной области.

    Нам также интересно другое. Судья совершил, к примеру, нарушение правил дорожного движения. Что дальше? Он начал ссылаться на свою неприкосновенность или своевременно выплатил положенный штраф? Если первое, то судья заслуживает взыскания, и такие случаи в практике Высшей коллегии были. Если второе, значит, судья выполнил обязанность законопослушного гражданина, и у нас к нему нет претензий. Такой же подход и к претендентам-гражданам. 

    – Работу ВККС в Крыму "Право.Ru" освещало, и, по ощущениям, очень сильно отличается процент тех, кто получает рекомендации в крымские суды, от показателей по остальной России (репортажи смтут>>).

    – Не могу с этим утверждением согласиться. Не принципиально и даже не сильно отличается. На уникальном по продолжительности и численности претендентов заседании в сентябре – октябре 2014 года в Севастополе были рекомендованы 71 % претендентов, из них рекомендованных местных судей – более 78 %.

    В Высшей коллегии средний процент рекомендаций по всем семи заседаниям в прошлом году составил 73,4 %. Так что никаких оснований для намеков или разговоров о дискриминации крымчан нет и быть не может.

    Наоборот, Высшая коллегия выполняла установку закона о преимущественном праве местных судей на замещение должностей в российских судах. В подтверждение приведу любимую вами статистику. Четверо из каждых пяти претендентов-крымчан получили рекомендации Высшей коллегии. А претенденты из других субъектов Федерации такой "проходимостью" похвастаться не могут: только каждый второй получал наши рекомендации. Коллегия в ряде случаев выказывала немалое доверие местным претендентам.

    В настоящее время избрана и приступила к работе Квалификационная коллегия судей города Севастополя. Скоро будет в необходимом для начала работы составе избрана и Квалификационная коллегия судей Республики Крым. Нашим коллегам мы уже оказали и будем оказывать всю возможную методическую помощь в их деятельности по отбору претендентов в судьи.

    Кроме того, совместно с Дисциплинарной коллегий Верховного суда Российской Федерации планируем провести семинар-совещание с председателями всех квалификационных коллегий, где обсудим проблемы и задачи.

    – Какой процент рекомендованных отклоняет президентская комиссия по кадрам? Рассказывают ли вам, почему?

    – Рассказывать не надо, поскольку я член комиссии при Президенте России по предварительному рассмотрению кандидатур на должности судей. Основания отклонений кандидатов практически такие же, но комиссии о них становится известно, как правило, после рекомендации коллегии. Мы проценты не считаем, так как окончательное решение по кандидатам принимает Президент.